Заноза.

Рассказ.
Наступили долгожданные летние каникулы, и все три сестры отправились в райцентр. Там училась средняя из них – Люба.
    Шли по широкой дороге, старшие шутили, смеялись. Ритка шла меж ними и тоже смеялась их шуткам. На душе было так хорошо: вот идёт она рядом с сёстрами, уже такими взрослыми. Ветер играет бантами, помогает непослушным прядкам волос выбиться из тугих косичек, а те так и рады свободе: тут же лезут в глаза.
    Тут Люба вдруг ойкнула: она нечаянно наступила на край большой щепки, что лежала на дороге, щепка поднялась и другим концом вонзилась в ногу сестрёнки. Ритка увидела слёзы от боли в глазах Любы, но не издала она ни крика, ни даже стона. Кое-как дошла она до квартиры, где жила, но дом был закрыт на замок. Хозяйки не было. Квартирантку явно не ждали сегодня. Нина и Люба склонились над занозой: уж больно глубоко ушла она под кожу. Ритка закрутилась рядом, стараясь хоть чем-то помочь, но сёстры её всё время оттесняли, плечами заслоняли от неё рану.
    Наконец, Люба не выдержала и отправила Ритку по соседям искать лезвие. Ритка выбежала на улицу и беспомощно остановилась: « Куда идти? К кому? Никого я здесь не знаю!» Вернулась назад с этими вопросами.
    — Иди по правой стороне, там через три дома и спросишь лезвие!
    Девочка снова выбежала, повернула направо, а там, на завалинку соседнего дома присели незнакомые взрослые парни. «Бежать бегом? Засмеют!» — мелькнула мысль. Сделав лицо как можно равнодушнее, как будто их тут и вовсе нет, Ритка быстрым шагом прошла мимо. На неё даже никто и внимания не обратил, дальше она бросилась бегом до того дома, что сказала Люба. Стучала в окно, ждала хоть кого-нибудь. Никто так и не вышел, лишь на цепи гавкала, надрываясь, собачонка.

     Идти обратно вновь пришлось мимо тех парней. Ритка зашла в ограду. Операция шла полным ходом: заноза не поддавалась. Ритку вновь оправили, теперь уже в другой дом.
   «Ну почему никто из знакомых Любы не живёт слева?» — отчаянно задавала себе вопрос девчушка и, преодолевая стыд за то, что бегает туда-сюда и страх за сестру, чуть не плача ходила она так ещё три раза.
    Возвращаясь в последний раз, она услышала за спиной: «Что за симпатичная дура? Бегает и бегает туда-сюда?»
Ритку, будто из ведра облили холодной водой: «Дура! Да ещё и симпатичная!»  Что такое «дура», знают все, но слова «симпатичная» она никогда не слышала. Не встречала ни в одной прочитанной ею книжке, значит это ругательное слово! Наверное, ещё хуже, чем «дура». Настроение вконец испортилось. Ритке захотелось плакать: было обидно за себя, больно за сестру: «Как только она терпит? Даже не плачет, не кричит от боли! Прямо, как Зоя Космодемьянская, как молодогвардейцы! Настоящая героиня!»
    К тому времени хозяйка вернулась домой, занозу успешно вынули, рану обработали и перевязали. Потом Ритка выслушала наставления сестёр: никогда не наступать ни на ветки, ни на палки и щепки. Ритка послушно кивала, а на душе кошки скребли, ведь её сегодня просто обругали. Спросить у сестёр про то слово было стыдно, и она страдала молча.
    Искать то слово в словарях ей и в голову не пришло: оно же ругательное! Но однажды она встретила его в какой-то книжке, где было понятно его значение. Только тогда Ритка и вздохнула легко.

2019г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *