Наставники. Ольга Романовна.

    В жизни человека встречается много разных людей. Они словно вехи в долгом человеческом пути: встретишься с ними и вспомнишь то или иное время…
     Девяностые годы редко для кого оказались сладкими. Нашу жизнь скрашивали лишь песни да молодость. Всё было шатким, зыбким и ненадёжным. Не зря же тогда писали в газетах, что страна замерла в полёте над бездной. Что было говорить о нас, о простых гражданах, попадавших иногда в такие водовороты судьбы, что и сейчас вспомнить страшно. Но вырулил наш кораблик. Трудно было, тяжело, но выжили, потому что был у нас правильный «рулевой».
    Этим «рулевым» Ольга Романовна. Про неё можно сказать, что это человек – эпоха. Каждый, кто соприкасался с нею, уже не забудет её никогда. Она из той категории людей, кто всегда придёт к тебе на помощь в трудную минуту.
    Мы жили под одной крышей большого дома, надо сказать, целого отдельно взятого мира: люди разных возрастов, разных социальных слоёв, с совершенно разными характерами. Но все, от мала до велика, знали её: Ольгу Романовну Гобец.
    Непоседливая и неугомонная, она всегда что-нибудь выдумывала. Однажды в какой-то праздник она сшила себе платье точь-в-точь, как у Ларисы Долиной, вышла и спела «Погоду в доме», изумив всех обаянием и схожестью с образом певицы.

    Нулевые были гораздо спокойнее, даже ощутилась почва под ногами. На рынке уже не торговали спичками, мылом и ржавыми болтами, уложенными на перевёрнутый деревянный ящик. Там появились ларьки с разнообразным товаром, качественным и … не очень.
     В связи с этим вспоминается один случай. Искали мы тогда что-то с Ольгой Романовной. Долго ходили по рынку, но это что-то всё никак не встречалось. Вдруг нам попались на глаза парики. Они были такие шикарные, что и от настоящих волос не отличить! А на одном из манекенов причёска, будто моя: тёмная короткая стрижка.
— Ольга Романовна! – Ахнула я. – Смотрите!
— Прямо, как у тебя, — удивилась та. – Надо же? Один в один! А попробуй примерить длинный парик! – вдруг осенила мысль мою попутчицу.
— Да! Точно! Светлый можно примерить? – обратилась я к продавцу.
     Продавец, не торопясь сняла с манекена запрошенный парик, не торопясь стала причёсывать, приглаживать его. Мы, терпеливо наблюдая за её действиями, вполголоса сменили не одну уже тему. Наконец, Ольга Романовна не выдержала и вежливо намекнула: «Не пора ли? Торопимся очень», на что последовал незамедлительный ответ: «Так Вы свой-то снимите»! Дар речи покинул нас, мы с изумлением смотрели друг на друга, в первые секунды не понимая смысл сказанного. Потом в серых глазах Ольги Романовны запрыгали лукавые чёртики. Мгновение, и нас словно взорвало от хохота. Продавец за прилавком напряглась: что, мол, смешного сказала. Ольга Романовна, сквозь смех:
    — Это у неё свои! Свои волосы! – и дальше  снова – ха –ха!
    — А я-то думала! Ведь так похоже на парик, — растерянно и всё ещё недоверчиво произнесла женщина из-за прилавка.
   Весёлая и добрая, энергичная и бесстрашная, волевая и целеустремлённая, решительная и справедливая, — это качества одного и того же человека – Ольги Романовны. Одни её уважали, любили, плакались «в жилетку», доверяя сокровенные мечты и секреты; а те, кто сознательно шёл против своей же совести, — боялись её, не понимали, ругали и недолюбливали.
      Мне Ольга Романовна досталась мудрая и справедливая, иногда даже бесшабашная и весёлая, словно девчонка. Да, она и по годам своим была в то время совсем ещё молодой.
 Я её обожаю…
2019г.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *