Бабка Улита и новый дом.

    Улита, папина мама, была ровесницей века. Дня рождения её никто не знал, да и сама она о нём никогда не вспоминала: всё запуталось после революции с переходом со старого на новый стиль.
    Очень уважала старшего и единственного брата Кирилла.  Вышла замуж (даже венчалась в церкви) за Василия Степановича в соседнюю деревню. Брак развалился тут же, как только дошла очередь кормить большую семью. Кухня и в девичестве, а, впрочем, как и в остальное время, волновала бабку меньше всего. В тот день домочадцы, оставшись явно  полуголодными, выразили своё «восхищение» в адрес поварихи, в ответ полетели кастрюли и сковородки. Бабка оскорблений не выносила, собрала вещи и ушла в отчий дом. Там и родила сына Николая, отца Ритки.
        Оспа, которой Улита переболела в детстве, оставила глубокие следы на её лице. С годами они стали ещё глубже, бабка старалась закрыть их, надвигая платок чуть ли не до носа. Детям деревенским она казалась бабой Ягой, потому что особо она с ними не разговаривала. Зато всегда находила занятие: зимой читала книги, летом бегала за ягодами, грибами, осенью нанималась копать картошку, кроме того ещё и дежурила по ночам в сторожке. Сгоряча могла сказать всё, что угодно, даже своему единственному сыну.
    Время шло, бабка Улита между тем меняла дома. Жила она зажиточно. А в шестьдесят шесть вдруг вышла замуж, уступив сыну свою избу.
     Ритка шагнула на пол с широкими ровными досками, покрашенными тёмно- вишнёвой краской. Ей этот дом давно нравился, ещё с того самого первого приезда сюда с папкой. Здесь всегда было так чисто и уютно. Стала и она ухаживать за ним: пол мыла два раза в день, потом убирала ограду. Однажды, чтобы был двор чище, опрокинула грабли вверх зубьями, уткнулась в черенок животом, да так и шла, захватывая с земли оставшиеся соринки. Но тут грабли, налетев на едва заметную кочку, вдруг встали дыбом, подняв вверх и Ритку. Девчушка так и повисла на черенке. И помочь-то некому: одна она дома. Да и боль такая, что ни дышать, ни кричать невозможно было. Не висеть же так вечность?! Ритка решила болтать ногами, чтобы нарушить равновесие.

    Собственный опыт – очень хороший учитель: в следующий раз она предпочитала этот инструмент держать только руками.
    Зимними вечерами дети любили собраться с мамой за столом. Витя, обожавший лес, мечтал посадить много деревьев, чтобы вырос настоящий сад, как у дедушки. На бумаге он рисовал план, где какой куст или дерево надо посадить. Представляли, как зашумит их сад листвой, как потом поспеет смородина, малина…  Дети с нетерпением стали ждать весну.
    Пришла весна. Посадили картошку. Ритка на картофельном поле утоптала небольшой участок земли не на один раз, края утыкала палками, соединила их наверху тряпкой, возле каждой палки посадила вьюнок и стала ждать, когда они подрастут и тень дадут. Не дождалась.
    Планы всем нарушила бабка. Она внезапно разошлась и выгнала отца вместе с детьми, как только окончился учебный год. Это было неожиданно, но другой дом родителям покупать было не на что, да никто в деревне и не продавал тогда никаких домов. Папка забрал всех на пасеку, где он работал пчеловодом, туда же вывез и свои личные ульи. Он и мама поселились в вагончике, а дети в избушке для ульев. Из неё вынесли все пустые ящики для рамок на улицу, дверь оставили открытой, проветривали. Но воздух там всё равно был тяжёлый и сырой.
    Зато здесь не надо было ждать, когда вырастут их деревья и созреют ягоды: кругом лес с грибами и полянами, полными цветов, земляники и клубники. Каждый из детей вскоре нашёл своё занятие: Витя в лесу построил шалаш на дереве и убегал туда в свободное время. У Ритки тоже была своя любимая берёза. Прямо на берегу озера. Девочка, как кошка, легко взбиралась на самый нижний широкий сук. Чуть выше, почти параллельно ему рос сук тоньше, — всё это в её фантазии было балконом огромного замка. А она, как только поднималась на этот балкон, сразу чувствовала себя принцессой. Ходила важно и неторопливо по своему личному балкону, наблюдала  за птицами на озере. Там, на противоположном берегу жили лебеди. Они были сказочно красивыми. Утки, гуси, иволги, кукушки, — множество птиц наполняли своими голосами лес, над озером кружили чайки.
     В самом начале лета, как только птицы свили гнёзда, папка усадил дочку в лодку и объехал птичьи гнёзда, собирая яйца. Отец велел забирать только одно-два яйца, оставляя в гнезде их большую часть. Ритке было жалко птиц, но яйца гусиные всё-таки ела. После того, как птичья кладка подходила к концу, отец оставлял птиц в покое и выезжал на озеро ловить рыбу. Плёл маленькие неводы, расставлял их в разных местах. Рыбы попадалось много, иногда даже несколько вёдер улова. Её чистили, вялили, варили, жарили, угощали приезжавших из ближайшего города папкиных друзей.
  Бабку папка приметил через месяц после невольного выезда из деревни. Она ходила, пряталась за берёзами, будто высматривая что-то. Шпионила, короче! Отец отходчивый был, простил её вскоре. Тогда она и объяснила ему, что некуда ей было возвращаться из неудачного замужества своего.
    После обоюдного примирения отец отправился к ней в гости. За ним увязалась и Ритка, чтобы посмотреть шалашик, который в ярких красках нарисовала ей при встрече бабка, обрадованная всеобщим прощением.
    И вскоре девочка увидела своё творение. Весь увитый вьюнками. На полу действительно — ни одной травинки. Бабка сказала, что очень благодарна ей, что вечерами она расстилает в нём старое одеяло и спит, когда дома жарко.
    Но Ритке ни капельки не было жалко этого шалашика. Что он по сравнению с тем, что она увидела в лесу! Огромные деревья, синее озеро, ягоды, лебеди, сметана, мёд, молоко! Там весело! Там в выходные дни приезжают папины  друзья из города! С жёнами и детьми. Они привозят с собой  конфеты и вкуснятскую докторскую колбасу! Вечером все дети вместе разжигают костры, бегают, прыгают, сколько душе угодно. А тут, подумаешь, какой-то жалкий шалашик.
    Ритка отвернулась от него с полным безразличием. Ей стало неинтересно в деревне. Лесная жизнь другая! Чистая, вольная! В душе девочки поднялась вдруг огромная благодарность бабке за неожиданное слияние с природой! Больше в деревню она не просилась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *